Купить молоко А2

«Дьявол в молоке»: что такое «опиоидный пептид БКМ-7» и в чем разница между белками А1 и А2?

Приводя различные доводы о рисках употребления обычного молока, мы всегда говорим об опиоидном пептиде бета-казоморфине-7 (БКМ-7), который выделяется из белка бета-казеина А1. Однако что такое «опиоидный пептид»? И чем вообще отличаются белки А1 и А2? Давайте разбираться.



Начать стоит с того, что бета-казеиновые белки составляют около 30% от общего количества белков коровьего молока и могут быть представлены одним из двух главных генетических вариантов: А1 и А2 (как правило, в любом магазинном молоке присутствует смесь белков А1 и А2; почему — см. в нашей статье). Уточним: это достаточно общее деление, ведь также различают, по крайней мере, 10 менее значительных вариантов бета-казеина под названием А3, В, С, D, Е, F, G, H1, H2 и I. Тем не менее в разновидностях B, C, D, F и G в 67-м положении находится гистидин (подробнее об этом речь пойдет ниже), вследствие чего они расщепляются по тому же механизму, что и А1. Напротив, в вариантах A3, E, H1, H2 и I в 67-й позиции расположен пролин, и с точки зрения выделения БКМ-7 они ведут себя подобно А2. Словом, когда мы говорим о бета-казеине А1, то в действительности подразумеваем семейство вариантов, которые действуют аналогично варианту А1. То же самое касается и бета-казеина А2.



Теперь подробнее обсудим отличие между белками бета-казеинами А1 и А2. Разница между ними заключается всего в одной аминокислоте (соединении, являющемся составной частью белка; бета-казеин состоит из 209 аминокислот): в 67-й позиции белка А1 находится гистидин, а белка А2 — пролин. Подобное расхождение — результат точечной мутации, которая произошла несколько тысяч лет назад. Примечательно, что это изменение коснулось только коров — в молоке других млекопитающих (коз, буйволов, верблюдов, овец и т.д.; в том числе и в грудном молоке, но об этом ниже) до сих пор присутствует только бета-казеин А2, поэтому оно относится к типу А2 и в большинстве случаев подходит людям, которые не переносят коровье молоко.



Профессор кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Вячеслав Дубынин — о причинах мутации и том, почему молоко всех млекопитающих, кроме коров, относится только к типу А2 (фрагмент лекции «Бета-казоморфины молока и аутизм»)


И, как ни странно, эта крошечная разница в структуре веществ приводит к качественным отличиям с точки зрения воздействия расщепленного белка на организм — дело в том, что пролин образует прочную связь с соседней аминокислотой в 66-м положении (изолейцином), тогда как связь гистидина с изолейцином с легкостью разрушается пищеварительными ферментами.



В результате этого в тонком кишечнике из белка бета-казеина А1 может высвобождаться значительное количество опиоидного пептида БКМ-7 — фрагмента белка, который обладает морфиноподобными свойствами и состоит из всего 7 аминокислот: тирозина-фенилаланина-пролина-глицина-пролина-изолейцина (если белок сложен из многих соединенных аминокислотных остатков, то пептид представляет собой намного более короткую цепь и выступает продуктом первой стадии переваривания белка). Это вещество выступает агонистом μ-опиоидных рецепторов, которые широко представлены в нашем организме: в мозге, сердце, легких, поджелудочной железе, пищеварительной системе и т.д. Так, известно, что активация μ-опиоидных рецепторов влияет на механику кишечника и играет важную физиологическую роль в контроле функций желудочно-кишечного тракта, включая регуляцию моторики, выработки слизи и гормонов — известно, что БКМ-7 не только повышает количество образовывающейся слизи, увеличивает время прохождения молока по ЖКТ и может провоцировать появление воспалительных изменений слизистой оболочки кишечника, но и оказывает комплексное негативное воздействие на человека (ссылки на соотвествующие исследования можно найти в разделе «Всем, кто заботится о своем здоровье»). Так, организм противится присоединению БКМ-7 к различным опиоидным рецепторам (это нарушает внутренний обмен сообщениями) и вырабатывает способы атаки — они мешают иммунной системе, тем самым запуская целый ряд аутоиммунных процессов.


Причем из бета-казеина А2 этот пептид не выделяется — все дело в исключительно прочной связи молекул пролина с другими аминокислотами, что придает большую сопротивляемость БКМ-7 с точки зрения дальнейшего расщепления. Но необходимо подчеркнуть: не все воздействие БКМ-7 на организм человека объясняется опиоидной природой этого вещества. К примеру, молекула тирозина в цепи БКМ-7 (в сочетании с его стабильностью) сообщает пептиду сильные окислительные свойства — так, в условиях in vitro бета-казоморфин-7 выступает сильным окислителем липопротеина низкой плотности (ЛПНП). А окисление ЛПНП лежит в основе процесса отложения жировых бляшек на стенках артерий, ведущего к развитию ССЗ (подробнее о связи между БКМ-7 и развитием сердечно-сосудистых заболеваний можно прочитать в соответствующем разделе). Кроме того, бета-казоморфин-7 выступает агонистом 5-НТ2-серотониновых рецепторов, поэтому высокая концентрация БКМ-7 может оказывать патологическое влияние на опиоидную и серотонинергическую системы и потенцировать развитие аутизма.


Таким образом, при переваривании обычного молока, в котором содержится бета-казеин А1, в организме человека появляется серьезный избыток БКМ-7. Это может нарушать перистальтику кишечника, способствовать формированию и усилению очагов воспаления в стенках ЖКТ (в 2013 году группа французских ученых во главе с Р. Бутру продемонстрировала, что объем БКМ-7, который высвобождается в тонком кишечнике, достаточен для оказания фармакологического воздействия) и т.д. Параллельно нарастает проникновение бета-казоморфинов в кровь, увеличивается их воздействие на специфические μ-опиоидные рецепторы и фермент ДПП4 (единственный фермент, способный отсечь два первых аминокислотных остатка в цепи БКМ-7, которые существенны с точки зрения опиоидных свойств, т.е. биологически инактивировать вещество) и проч., причем у пациентов с синдромом «дырявого кишечника» пептиды гораздо чаще попадают в кровь через стенки пищеварительного тракта, чем у здоровых людей. Словом, все перечисленные факторы повышают вероятность развития сердечно-сосудистых заболеваний, эндокринных и аутоиммунных патологий, нарушений деятельности нервной системы, а также способны приводить к появлению непереносимости молока.


Таблица подготовлена д.б.н., профессором кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Вячеславом Дубыниным для лекции «Бета-казоморфины молока и аутизм»


Здесь нужно сделать еще одну важную оговорку. Человек также относится к классу млекопитающих, причем бета-казеин является самым важным белком из человеческих казеинов. Однако человеческий казеин отличается от коровьего: у белка человека более короткая цепь аминокислот. Таким образом, аналогичные позиции аминокислот относительно бычьего БКМ-7 находятся в диапазоне 51-57 вместо 60-66. Однако человеческий казеин в исключительной степени относится к типу А2, а не к типу А1: в молоке человека пролин находится в 58-м положении, а в коровьем молоке типа А2 — в 67-м (это обстоятельство выступает главным барьером для высвобождения БКМ-7 в организме человека). Кроме того, БКМ-7 из грудного молока не идентичен коровьему БКМ-7. Его первичная структура такова: Tyr-Pro-Phe-Val-Glu-Ile (иными словами, несмотря на то что этот пептид все еще подпадает под определение казоморфина, в его состав входят 2 аминокислоты, которые отличают данное вещество от бычьего БКМ-7: пролин и глицин заменены на валин и глутамин).


Все это важно в контексте понимания разницы между человеческим и бычьим БКМ-7: во-первых, опиоидные свойства человеческого бета-казоморфина-7 почти в 10 раз слабее, чем у коровьего БКМ-7. Во-вторых, из грудного молока выделяется намного меньше БКМ-7 (согласно исследованию, проведенному учеными Fonterra вместе с исследователем из Университета Мэсси [1], из грудного молока 15 волонтеров было получено в среднем 2,5 мкг БКМ-7 на 1 мл молока — это менее 1% бета-казоморфина-7, который может выделиться из того же объема молока А1). Таким образом, с точки зрения опиоидного эффекта грудное молоко имеет менее одной тысячной потенциальной силы коровьего молока, в котором есть белок бета-казеин А1 [2].



Молоко А2 ADVALAC естественным образом не содержит белок бета-казеин А1, так что в процессе переваривания этого продукта БКМ-7 не выделяется. Именно поэтому данный напиток подходит людям, которые не могут пить обычное молоко, а также рекомендован всем, кто заботится о своем здоровье.


Выбирайте только правильные, проверенные и натуральные продукты, свободные от белка бета-казеина А1! Закажите молоко A2 ADVALAC в любой город России и наслаждайтесь не только полезным и безопасным, но и очень вкусным напитком каждый день!


Опорные материалы (помимо тех, что даны гиперссылками):


[1] Norris C.S, Darragh A., Booth C., Boland M.J. and Hill J.P. (2003b). Human milks release beta-casomorphin-7 during simulated digestion. Poster paper presented at the 2003 Internatioal Dairy Federation Conference.


[2] Вудфорд К. Дьявол в молоке. Болезнь, здоровье и политика. Молоко А1 и А2 / Кит Вудфорд: пер. с англ. М. Дадяна. — М: Издательство РАМН, 2018. — с. 48-50


[3] Дубынин В.А. Бета-казоморфины молока и аутизм. Выступление на VII Международной научно-практической конференции «Аутизм. Вызовы и решения» (2019, Москва)


Полный список ссылок на исследования и публикации, в которых шла речь о негативном воздействии БКМ-7 на организм человека, можно найти в конце раздела «Всем, кто заботится о своем здоровье».

Заказать звонок
Задать вопрос
Назад к статьям
Купить молоко А2

Похожие статьи:

Молоко А2 ADVALAC — теперь на столе актрисы Катерины Шпицы!
Молоко А2 ADVALAC — теперь на столе актрисы Катерины Шпицы!
Невролог и заместитель главного врача центра «Доктрина» Олег Фирсенков: «Молоко А2 ADVALAC — это настоящая находка для пациентов с аутизмом!»
Невролог и заместитель главного врача центра «Доктрина» Олег Фирсенков: «Молоко А2 ADVALAC — это настоящая находка для пациентов с аутизмом!»