Купить молоко А2

Эксклюзивное интервью профессора Кита Вудфорда — автора бестселлера «Дьявол в молоке: болезнь, здоровье и политика» — компании «Молочные продукты А2»!

Почему всем, кто следит за своим здоровьем, стоит переходить на молоко А2? В чем заключается особенная польза данного продукта для беременных и кормящих женщин, а также для детей? Могут ли пациенты с частичной лактазной недостаточностью вернуть в свой рацион молочные продукты при помощи молока А2 ADVALAC, в котором естественным образом нет опасного белка бета-казеина А1? Это и многое другое — в эксклюзивном интервью автора бестселлера «Дьявол в молоке: болезнь, здоровье и политика» Кита Вудфорда, которое эксперт дал нашей компании!


Занимаясь изучением разницы между разными типами молока почти 20 лет, профессор экономики и управления фермерским хозяйством и агробизнесом Линкольнского университета Новой Зеландии (Lincoln University) Кит Вудфорд стал одним из наиболее известных сторонников потребления молока А2. Так, в 2007 учёный впервые опубликовал свой труд «Дьявол в молоке: болезнь, здоровье и политика», в котором обобщил имеющиеся на тот момент исследования о негативном влиянии опиоидного пептида бета-казоморфина-7 (небольшого фрагмента белка, который выделяется в тонком кишечнике при переваривании обычного молока) на организм человека и подробно описал различие между бета-казеинами А1 и А2. А уже в 2018 выпустил специальное издание на русском языке (научным редактором выступил В.А. Дубынин — д.б.н., профессор кафедры физиологии человека и животных биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова и автор лекции «Бета-казоморфины молока и аутизм»), ведь весомый вклад в исследование данной темы внесли и отечественные ученые: например, д.б.н. Олег Соколов, д.б.н. Наталья Кост (оба — научные сотрудники лаборатории патофизиологии ФГБНУ «Научный центр психического здоровья») и т.д. Более того, с каждым годом увеличивается база доказательств опасного воздействия коровьего БКМ-7 на человека и количество авторитетных сторонников перехода на молоко А2, поэтому уже в ближайшем будущем Кит Вудфорд планирует представить новую работу о молоке без белка бета-казеина А1.


В 2021 году профессор согласился дать нашей компании эксклюзивное интервью, в котором поведал о ходе изучения темы А2 в мире и подробно рассказал о преимуществах и пользе молока А2 для разных групп потребителей — от едва появившихся на свет младенцев до людей в возрасте, которые ведут активный образ жизни и хотят максимально продлить свой век. По просьбе Кита Вудфорда мы публикуем интервью на английском, однако ниже можно найти текстовую расшифровку на русском языке.


Для вашего удобства приводим тайм-коды:


06:12. Почему в ближайшем будущем Кит Вудфорд планирует выпустить новую книгу о молоке А2?


07:27. Что, по мнению Кита Вудфорда, выступает наиболее значимым научным прорывом в сфере А2 с момента публикации российского издания?


10:57. Как развивается производство молока А2 в мире? В каких странах сейчас растёт запрос на молочную продукцию А2?


15:33. Когда, по мнению Кита Вудфорда, потребители смогут найти на прилавках магазинов исключительно молочную продукцию А2?


16:50. Какие утверждения о негативном воздействии БКМ-7 на организм человека уже считаются доказанными, а какие — остаются пока лишь гипотезами?


36:55. Как БКМ-7 может повлиять на на беременных и кормящих женщин, а также на детей?


53:01. Связь между БКМ-7 и развитием диабета. Почему потребление обычного молока может увеличить риски развития столь тяжёлого заболевания?


1:07:15. Молоко А2 и лактазная недостаточность.


1:18:01. Как Кит Вудфорд относится к технологии ультрапастеризации?


1:21:29. Может ли лучшая усваиваемость молока А2 снизить дискомфорт, вызванный приемом обычного молока, у пациентов с частичной лактазной недостаточностью?



Текстовая расшифровка на русском языке:


— Кит, для нашей компании книга «Дьявол в молоке: болезнь, здоровье и политика», которую Вы написали, выступает своего рода настольной Библией. Однако мы слышали, что сейчас Вы планируете написать новую работу о молоке А2. Почему?


Прошло уже 13 лет с тех пор, как «Дьявол в молоке» впервые увидел свет. И хотя я обновил информацию в 2013 году, а затем выпустил специальное издание для русской аудитории, есть еще много сведений, которые, как мне кажется, необходимо представить на суд публики. При этом все, что я написал ранее, оказалось верным — просто теперь у нас есть гораздо больше доказательств, ввиду чего я чувствую необходимость написать новую книгу.


— Что, по-вашему, выступает главным научным прорывом в этой области за последние годы? Можете ли Вы рассказать нам о некоторых ключевых исследованиях или научных публикациях, которые появились уже после выхода русского издания?


С момента публикации специального русского издания, пожалуй, ключевую информацию мы почерпнули из китайских исследований (подробнее о них — здесь), которые фокусировались как на изучении ЖКТ, так и на мозге. Они показали, например, что у детей, употреблявших молоко А1, было замечено ухудшение когнитивных реакций (своего рода «мозговой туман») по сравнению с теми, кто соблюдал А2-диету. Это действительно интересно. Кроме того, сейчас мы знаем гораздо больше о μ-опиоидных рецепторах, которые широко представлены в нашем организме — в мозге, сердце, легких, поджелудочной железе, ЖКТ и т.д. Почему это важно? Дело в том, что опиоидный пептид бета-казоморфин-7 (БКМ-7), выделяющийся из белка бета-казеина А1, присоединяется к μ- опиоидным рецепторам. И теперь мы ясно понимаем, почему и как именно (подробнее об этом — здесь) БКМ-7 влияет на столь большое количество органов тела. Раньше мы не могли понять причину, по которой этот маленький фрагмент белка оказывает воздействие на весь организм.


— К сожалению, большинство российских врачей и ученых до сих пор об этом не знают. Хотя еще 2 года назад в интервью российскому изданию РБК Вы отметили, что молоко А2 уже было особенно популярно в Китае, Австралии и Новой Зеландии. Кроме того, Вы отметили растущий спрос на молочную продукцию А2 в США. Скажите, заметили ли Вы в мире дальнейший рост спроса на молоко нового типа? И как, на Ваш взгляд, будет развиваться данная отрасль в будущем?


Могу сказать, что спрос на молочную продукцию А2 еще больше вырос — пожалуй, самая впечатляющая  динамика была замечена в США, где сейчас молоко А2 представлено более чем в 20 тысячах супермаркетов по всей стране. Так что, куда бы Вы ни направились, Вы почти всегда сможете приобрести этот напиток. Причем если раньше его производила одна компания (а2 Milk Company Limited), то теперь в данный бизнес ушли и другие предприятия — так, всемирно известная корпорация Johnson & Johnson, которая стала выпускать детскую смесь на А2. Также, кстати, есть и небольшие нишевые предприятия. Но нужно сказать, что рост происходит не только в Соединенных Штатах, но и в других странах (полную карту производителей см. здесь) — к примеру, перед началом распространения COVID-19 я был в Чили, где работал над новым проектом по производству молока А2 (разумеется, сейчас я не могу путешествовать, но отправлюсь туда сразу после конца пандемии). Кроме того, у меня есть несколько деловых писем из других стран, поэтому спрос появляется по всему миру. Однако предстоит сделать еще очень многое!


— Мы слышали, что торговый знак А2 сейчас считается самым быстрорастущим молочным брендом в мире. Это правда?


Я не могу подтвердить данную информацию, однако меня подобное не удивит. Что мне известно, так это огромный успех компании а2 Milk Company Limited в Австралии, Китае и США, за которым наблюдают крупные игроки рынка. И сейчас мы видим, что гиганты молочной промышленности постепенно начинают развивать собственную линейку продуктов А2. Не всегда они обязательно хотят этого, ведь подобный шаг фактически разрушает их уже существующий бизнес, однако сегодня такое фактически необходимо для управления собственными рисками. Так что за данным процессом сегодня так или иначе следят все.


— А когда потребители со всего мира смогут увидеть на прилавках исключительно молоко А2? В России, например, сейчас реально зайти в любой магазин и найти десятки разных брендов молока, среди которых, к сожалению, нет продукции А2.


Не могу сказать точно, однако не сомневаюсь, что когда-нибудь подобное обязательно произойдет. Требуется время, чтобы убедить сначала ученых, потом врачей, а затем уже и потребителей — только так можно добиться изменения ситуации. Тем не менее я надеюсь, что это случится весьма скоро, причем моя вера основывается не на желании заработать побольше денег (я, кстати, не получаю средств за продажу молока А2), а на пользе этого продукта для здоровья человека.


— Давайте поговорим про это чуть подробнее. Сегодня уже очевидно: бета-казоморфин-7, который выделяется в тонком кишечнике при переваривании белка бета-казеина А1, оказывает негативное влияние на пищеварительную систему и чаще всего выступает истинной причиной непереносимости. Кроме того, нет сомнений, что БКМ-7 ухудшает физическое и ментальное самочувствие пациентов с РАС, а также напрямую связан с выраженностью симптомов аутизма (данный вывод был сделан группой российских ученых во главе с д.б.н. Натальей Кост и д.б.н. Олегом Соколовым), поэтому молоко А2, из которого БКМ-7 не выделяется, может вернуть в рацион таких потребителей молоко и молочные продукты — это, например, было подтверждено детским неврологическим центром «Доктрина» (одним из ведущих центров в России по реабилитации пациентов с РАС) в ходе нашего совместного исследования. Однако до сих пор возникают споры относительно вреда БКМ-7 для сердечно-сосудистой или дыхательной систем, ведь можно найти публикации, где тезисы о негативном влиянии данного пептида были опровергнуты. На Ваш взгляд, какие утверждения о воздействии бета-казоморфина-7 на организм человека все еще остаются научными гипотезами, а какие уже являются фактами, о которых мы можем говорить с уверенностью?


Разумеется, вопрос о фактах против теории всегда будет оставаться спорным. Лично я могу сказать, что все тезисы о негативном влиянии БКМ-7 на организм человека были подтверждены большим количеством веских доказательств (я никогда не поступаю иначе). Итак, что же произошло за последние 13 лет? С тех пор, как я начал писать на эту тему, многие пытались меня опровергнуть и рассказать собственную версию, ведь часто ими двигал экономический интерес — никто не хотел, чтобы молочная промышленность пострадала из-за историй, которые могут оказаться неправдой. Однако мы оперируем фактами, а не предположениями.


Но обо всем по порядку. Изначально все млекопитающие давали молоко только с бета-казеином А2 — нет ни одного доказательства, что хоть какое-то животное ранее производило бета-казеин А1. Даже коровье молоко изначально полностью относилось к типу А2, однако несколько тысяч лет назад в Северной Европе произошла мутация (до сих пор ведутся споры, почему именно она случилась), в результате чего в молоке некоторых коров появился бета-казеин А1. Важно: подобное изменение коснулось только коров, ведь козы, верблюды, лошади и т.д. до сих пор дают молоко исключительно с бета-казеином А2 (т.е. их молоко относится к типу А2). Причем необходимо понимать, что даже молоко матери относится к типу А2 — я не знаю никого, кто бы смог с этим поспорить.


Идем дальше: может ли опиоидный пептид (было бы глупо спорить с тем, что он является опиоидом) БКМ-7 выделяться из молока А2? Теоретически, конечно, из него способно высвобождаться очень небольшое количество бета-казоморфина-7, однако все практические исследования показывают, что это нереально. Конечно, можно налить молоко А2 в пробирку, добавить в нее различные ферменты и вообще произвести всевозможные пертурбации, чтобы в итоге получить БКМ-7, однако это совсем не то, что происходит непосредственно в организме после употребления молока А2. И даже Европейское агентство по безопасности продуктов питания (EFSA) в своем отчете от 2009 года, в котором утверждалось об отсутствии доказательств связи БКМ-7 с различными заболеваниями (почему это так — см. здесь), подтвердило, что бета-казоморфин-7 выделяется только из бета-казеина А1.


Когда мы уходим в область споров о вещах, где доказательства якобы не очень сильны (например, в недавнем немецком анализе было сказано, что достаточная доказательная база есть только у тезиса о том, что БКМ-7 негативно влияет на пищеварительную систему), надо понимать, откуда берутся подобные выводы. Как группа из Германии пришла к подобному заключению? Дело в том, что есть 4 основные области, откуда могут взяться какие-либо доказательства. Первая из них — эпидемиология (они ее напрочь игнорировали). Вторая — исследования в лаборатории, где можно увидеть, что происходит, и понять биохимию процесса (это они также проигнорировали). Третья область — исследования на животных (как ни странно, они тоже ее проигнорировали). Кроме того, они также не были согласны анализировать истории болезни, наблюдения и т.д. Все, что они искали, — это случайные (рандомизированные) клинические исследования. И, когда дело доходит до проблем с пищеварением, мы можем провести клинические испытания и получить необходимые доказательства. И в указанном документе сказано, что эти доказательства сильны. Почему это так? Просто искомый эффект наступает очень быстро. Но если мы говорим о сердечно-сосудистых или легочных заболеваниях, диабете 1-го типа, где может быть разрыв в 10-30 лет между потреблением продукта и непосредственным появлением недуга, то эффект почти невозможно установить в ходе случайных клинических испытаний.


Приведем пример: всем известно, что курение вызывает рак. Мы знаем это, потому что владеем эпидемиологическими данными: люди, которые долго курят, в конце концов заболевают. Кроме того, у нас есть некие доказательства, полученные в ходе опытов на животных и лабораторного изучения токсичных продуктов, которые содержатся в сигарете. Но, подчеркну, нет никаких клинических доказательств из случайных исследований. И если мы будем использовать те же методы, к которым прибегают различные люди при оценке молока А2, то можем заявить, что нет никаких доказательств, что курение вызывает рак. Но это будет по меньшей мере глупо.


Поэтому, когда речь идет о проблемах пищеварительной системы, мы можем достаточно быстро получить необходимые ответы в ходе клинических испытаний, ведь между употреблением молока и появлением дискомфорта в ЖКТ подходят 1-3 года. Но в контексте изучения связи между БКМ-7 и сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом 1-го типа, некоторыми ментальными недугами нужно понимать, что извлечь какие-либо данные из подобных исследований почти невозможно. Поэтому требуется некоторое время, чтобы убедить людей. Так, например, многие долго отрицали, что курение вызывает рак, однако в конце концов пришли к объективному восприятию действительности. То же самое ждет нас и вопросе изучения молока А2.


Возьмем, к примеру, сердечно-сосудистые заболевания. В мире есть страны как с достаточно высоким уровнем потребления бета-казеина А1, так и с весьма низким. К несчастью, Россия относится к первой категории. И когда мы наблюдаем за этими данными, мы можем проследить любопытную корреляцию [между потреблением бета-казеина А1 и развитием ССЗ]. Пожалуй, лучшая статья на эту тему была опубликована в 2003 году в New Zealand Medical Journal. Один из ее авторов, Мюррей Логесен, говорил мне, что, начиная работу над публикацией, он верил, что сумеет найти какой-нибудь изъян в статистике и объяснить связь иным способом. Однако, изучив 150 различных факторов, которые теоретически могли бы сказаться на конечном результате, Логесен пришел к выводу: связь между бета-казеином А1 и развитием ССЗ исключительно сильна, а иных объяснений столь поразительного совпадения попросту нет. И это отправная точка.


Также впоследствии Центром исследований сосудистой биологии Школы биомедицинских наук Университета штата Квинсленд был проведен еще один весьма любопытный эксперимент: одной группе кроликов давали молоко с бета-казеином А1, а другой — исключительно молоко А2. Причем в первой группе у кроликов развивались ССЗ, а во второй (где животные получали только бета-казеин А2) — нет. Конечно, многие могут сказать: кролики — это не люди, поэтому результат не так уж показателен. Тем не менее причина, по которой мы проводим так много испытаний над животными (кроликами, крысами и т.д.), заключается в том, что они могут быть выступить сакральной жертвой во имя научных открытий. С людьми, несомненно, подобного не сделаешь.


Кроме того, есть весьма примечательная чешская работа на данную тему. Она не была опубликована в хорошем англоязычном журнале, поэтому эксперты не уделяют ей достаточно внимания. Однако полученные учеными результаты говорят о связи между бета-казеином А1 и антителами к окисленным ЛПНП (липопротеинам низкой плотности). Помимо прочего, сейчас у меня на компьютере есть несколько довольно интересных выводов, которые должны быть вскоре опубликованы, — они полностью согласуются с итогом чешских исследований.


Подведем итог: у нас есть масса доказательств связи между бета-казеином А1 и развитием сердечно-сосудистых заболеваний. Причем сейчас мы считаем, что понимаем механизм работы данного процесса. Конечно, можно сказать, что нам не хватает результатов слепых клинических исследований, однако, черт возьми, все доводы настолько убедительны, что я никогда в жизни не хотел бы употреблять молоко с бета-казеином А1.


— Получается, для Вас молоко А2 — это своего рода мера профилактики?


Именно так! Я предпочитаю молочные продукты А2, потому что для меня это прежде всего мера профилактики серьезных недугов. Я хочу жить как можно дольше, поэтому стремлюсь снизить все риски, которые могут этому помешать. Так, например, у меня дома вы найдете только молоко А2. Каждый день может стать последним — кто знает, когда это случится? Все дело в случайности и сопутствующих опасностях. Однако сейчас есть возможность увеличить свои шансы — поэтому-то я и выбираю молоко А2.


— Давайте поговорим о матерях и их детях. К каким основным негативным последствиям может привести потребление бета-казеина А1 в период беременности и грудного вскармливания? Есть несколько статей, в которых ученые говорили о рисках развития СВДС (синдрома внезапной детской смерти) у детей, однако достаточно ли на сегодняшний день доказательств, чтобы говорить об этом с уверенностью? Ведь нередко это выглядит попыткой напугать потребителя, чего наша компания категорически не хотела бы делать. Кроме того, много женщин могут сказать: «Мы употребляли обычное молоко во время беременности и грудного вскармливания, а затем поили этим напитком своих детей — и никто не умер!»


Если говорить о бета-казоморфине-7 и синдроме внезапной детской смерти, то впервые связь между ними была установлена профессором Кейдом чуть более 20 лет назад. Тогда, правда, он еще не понимал проблему разницы между бета-казеинами А1 и А2, однако уже знал, что этот маленький фрагмент, который мы зовем БКМ-7, делает странные вещи с крысами и мышами. Кроме того, Кейд был осведомлен, что почти всегда у младенцев, скончавшихся от СВДС, в клетках мозга были найдены следы БКМ-7. Сегодня мы уже осознаем, что бета-казоморфин-7 выступает ингибитором дыхания и, возможно, помогает людям заснуть. Но все дело в том, что у большинства детей есть определенные регуляторные механизмы, которые позволяют контролировать БКМ-7. Однако у небольшого процента младенцев отсутствует ключевой фермент, способный расщеплять фрагмент БКМ-7 перед попаданием в кровоток и впоследствии в мозг.


Важно отметить: смерть от СВДС почти всегда наступает в тот момент, когда сходятся по крайней мере два фактора риска. Так, например, мы знаем, что спровоцировать СВДС может долгое лежание на животе или сигаретный дым в комнате, где находится ребенок. Но сегодня выявлен и третий компонент мозаики — бета-казоморфин-7, который дополнительно накладывается на уже имеющиеся триггеры. Более того, известно, что дети, находящиеся на грудном вскармливании, реже умирают от СВДС — ведь грудное молоко относится к типу А2.


Так, уже собран целый массив доказательств указанной связи. Поэтому я убежден, что нужно использовать только детские смеси на основе бета-казеина А2. Природа всегда очень добра и воспроизводит этот белок в молоке матери — поэтому почему бы не перейти на молоко А2, которое максимально приближено по составу к грудному молоку? Подчеркну: конечно, некоторые ученые могут сказать, что взаимосвязь между БКМ-7 и синдромом внезапной детской смерти все еще остается не до конца очевидной. Однако мой ответ прост: возможно, это не до конца доказано, однако уже есть много весьма веских доводов, которым я верю и на основе которых я выстраиваю свою жизнь.


Приведу пример: одна из моих дочерей родила недоношенного ребенка, в результате чего у нее не было достаточного запаса грудного молока. Разумеется, я отнес в больницу детскую смесь на основе молока А2, однако местная медсестра сказала мне: «Нет, что Вы, мы не можем давать такое». Однако я попросил привести специалиста — ею оказалась женщина, с которой мы уже встречались ранее, и она заявила: «Это прекрасно, что Ваш внук будет получать детскую смесь именно на основе А2!» Так что повторю: хоть шансы возникновения СВДС действительно весьма малы, я не хочу рисковать. Хоть я и дедушка и не могу контролировать множество деталей, но за одной вещью я слежу очень строго: мои внуки должны употреблять только молоко и молочные продукты А2.


— Важно также отметить, что во время беременности крайне нужно пить молоко, ведь оно содержит кальций и другие витамины, которые жизненно необходимы в этот период. Поэтому верно ли будет сказать, что и для женщин в положении молоко А2 будет лучшим выбором ввиду профилактики ряда заболеваний и сохранения спокойствия?


Есть две причины, по которым беременным и кормящим матерям стоит перейти на молоко А2. Во-первых, у нас есть доказательства, что бета-казеин А1 может попасть в грудное молоко, если в процессе вскармливания женщина употребляла обычное молоко. Вообще мамы должны понимать: все, что ест и пьет женщина, ребенок впитывает с грудным молоком.  Поэтому лучше, чтобы в данный период она употребляла именно молоко А2.


Во-вторых, всем известно, что беременность — это период, когда дети восприимчивы ко многим вещам. Мы знаем, что если мать потребляет слишком много алкоголя, то это может ужасно сказаться на плоде. Кроме того, в целом врачи рекомендуют беременным не принимать лекарства и фармацевтические препараты, потому что их воздействие на организм еще не до конца изучено. Поэтому-то в медицине существует постулат: во время вынашивания плода нужно крайне бережно относиться к своему здоровью и снижать все риски. И здесь мы опять обращаемся к молоку А2.


Проблема часто заключается в том, родители просто не знают о последствиях, которые связаны с потреблением бета-казеина А1. И, на мой взгляд, очень страшно, что некоторые специалисты, которые осведомлены об обозначенных мною рисках, намеренно не говорят о них родителям! Поэтому наша задача — сообщить людям об этих опасностях, но сделать это не запугиванием, а при помощи ссылок на имеющуюся доказательную базу. Так, мы говорим: «Послушайте, переход на молоко А2 — это шаг, который может действительно обезопасить организм в столь важный для каждой женщины период». Причем нет ни одного подтверждения того, что молоко А2 увеличивает шансы развития каких-либо недугов или вообще способно навредить матери и ребенку. Поэтому разве это не прекрасно, что мы можем избавиться от опасностей без риска появления каких-либо побочных эффектов?


— Вы правы. Теперь давайте поговорим о диабете. Когда мы начинаем обсуждать связь между БКМ-7 и этим заболеванием, многие эксперты и потребители заявляют, что здесь все упирается в генетическую предрасположенность, а не в потребление какого-либо белка. Что бы Вы ответили этим оппонентам?


Начнем с того, что многие часто путают диабет 1-го и 2-го типа. Диабет 1-го типа — заболевание, которое чаще всего проявляется с детства или даже может возникнуть уже во взрослой жизни. Из-за этого недуга человеку приходится постоянно принимать инсулин. Разумеется, в данном случае есть причины говорить о генетической предрасположенности, однако ее одной недостаточно (большинство в итоге ведь не заболевает): поэтому мы иногда говорим, что генетика заряжает пистолет, а что-то экологическое должно спустить курок. Однако сейчас также известно, что шанс развития диабета 1-го типа увеличивается, если в рационе у генетически предрасположенных людей присутствует значительное количество бета-казеина А1. Тем не менее это крайне сложно подтвердить в ходе клинических испытаний, так как наблюдение должно происходить в течение очень длительного времени (здесь работает примерно тот же механизм, что и в вопросе о сердечно-сосудистых заболеваниях). Так что в данном случае необходимо использовать другие методы изучения — например, исследования на животных, эпидемиологию и проч., чтобы понять фармакологию и метаболические процессы. Так, я уже упоминал, что μ-опиоидные рецепторы встречаются во всем организме, однако только недавно мы обнаружили их в поджелудочной железе — именно там, где вырабатывается инсулин. Это объясняет, куда конкретно прицепляется БКМ-7. И, хотя у нас нет данных клинических испытаний на людях, мы имеем огромное количество доказательств из области эпидемиологии, исследований на животных и понимания фармакологии и метаболических процессов — все это объясняет, почему бета-казеин А1 настолько опасен.


Нельзя не упомянуть Боба Эллиота — это по-настоящему героическая фигура в контексте молока А2. Ведь именно он первым заметил связь между бета-казеином А1 и развитием диабета 1-го типа. Будучи профессором педиатрии в Оклендском университете, он заметил, что самоанские дети, жирующие в Новой Зеландии, чаще болеют диабетом 1-го типа в сравнении с теми, кто живет на Самоа. Эллиот предположил: раз генетика идентична, причина должна крыться в окружающей среде. Так, на Самоа по окончании периода грудного вскармливания дети не пьют много молока, ведь это тропическое место, поэтому Эллиот выдвинул гипотезу о влиянии молока. Но проблема заключалась в том, что Боб также знал, что в некоторых частях Африки и, например, Кении есть люди, в рационе которых на протяжении всей жизни есть молоко — и при этом они не страдают диабетом 1-го типа.


Итак, Боб Эллиотт поднял вопрос на Совете по исследованиям молочных продуктов Новой Зеландии: «Есть ли какие-либо отличия в молоке, поступающем из Африки? Почему африканские дети не заболевают диабетом 1-го типа, а самоанские дети в Новой Зеландии страдают от этого недуга, хотя на своей родине практически не потребляют молоко?» Тут-то ему и пришла мысль о том, что разница — в типе бета-казеина: в Африке коровы давали молоко только с бета-казеином А2, а в Новой Зеландии присутствовал бета-казеин А1. Впоследствии профессор провел несколько опытов с крысами и в результате собственных экспериментов обнаружил, что у животных, в чей организм поступал бета-казеин А1, развился сахарный диабет 1-го типа, в то время как у тех, кто получал бета-казеин А2, — нет. А затем Эллиот занялся эпидемиологией и выяснил, что в странах, где наблюдался высокий уровень потребления молока с бета-казеином А1, диабет 1-го типа встречался чаще. К сожалению, недавно Боб Эллиот скончался, однако за несколько недель до смерти его посвятили в рыцари. Он был выдающимся человеком, и история, я уверен, по заслугам оценит его вклад в науку.


Что касается диабета 2-го типа, то это абсолютно другое заболевание, которым страдают пожилые люди из-за инсулинорезистентности. Их организм все еще производит инсулин, однако это вещество не может проникнуть в клетки, где оно должно быть. Что мы знаем в данном контексте о бета-казеине А1? Здесь, разумеется, нам еще предстоит узнать гораздо больше, однако я один из авторов научной публикации, в которой мы отразили, что в ходе испытания над крысами бета-казеин А1 продуцировал выделение большого количества фермента ДПП4 (дипептидилпептидазы-4). И теперь нам известно, что одними из самых распространенных препаратов для снижения риска развития диабета 2-го типа у людей являются так называемые ингибиторы ДПП4. Итак, сейчас врачи знают, что для контроля диабета 2-го типа следует принимать ингибитор ДПП4. И у животных наблюдается похожая ситуация. Однако мы увидели, что у животных после приема бета-казеина А1 увеличивался уровень ДПП4, что прямо противоположно тому, что мы хотим. Бесспорно, это область, где было бы здорово увидеть больше испытаний, однако уже сейчас можно сказать, что у нас есть очень интересные доказательства, подтверждающие, что лучше все же принимать молоко А2, в котором нет бета-казеина А1. Причем это правдиво и в вопросе сердечно-сосудистых заболеваний, ведь ССЗ и диабет 2-го типа часто идут рука об руку.


Так что мы постоянно повторяем: бета-казеин А1 — это серьезнейший фактор риска. Точно так же, кстати, появились доказательства вреда курения, т.е. через демонстрацию того, что курение — фактор риска. И если люди хотят говорить, что все это до сих пор не доказано, они могут продолжать делать подобное. Однако тем из нас, кто хочет прожить долгую жизнь, не будет лишним воспринять все доводы и понять, что переход на молоко А2 — очень простая мера профилактики.


— Перейдем к вопросу о лактазной недостаточности и молоке А2. Как показал ряд китайских, российских и австралийских исследований (подробнее — см. здесь), большинство людей с самодиагностированной «лактазной недостаточностью» способно безболезненно употреблять данный напиток. Верно ли утверждение, что если указанный недуг был поставлен самостоятельно, т.е. без специальных тестов, то на самом деле у подобных потребителей могут быть проблемы не с лактозой, а с перевариванием бета-казеина А1?


Да, все верно. Поэтому, например, очень многие люди в Китае могут пить молоко А2, хотя раньше думали, что у них непереносимость лактозы (хотя в молоке А2 лактоза присутствует). Это одна из причин, почему данный продукт так хорошо продается не только в этой стране, но и, к примеру, в Юго-Восточной Азии и везде, где у людей есть проблемы с лактозой.


Однако это далеко не все: мы знаем что БКМ-7 способен уменьшать количество выделяемого фермента лактазы, необходимого для расщепления лактозы. Как известно, с годами организм многих людей перестает вырабатывать достаточное количество лактазы, и это приводит к проблемам с перевариванием обычного молока. Кроме того, очевидно, если если у кого-то есть частичная лактазная недостаточность, употреблять молоко с бета-казеином А1 нежелательно, ведь это еще сильнее ухудшает ситуацию.


Тем не менее нужно сказать, что у небольшого процента людей наблюдается непереносимость (она встречается очень редко) вообще всей молочной продукции — от коровьей до козьей и буйволиной. В таком случае коровье молоко А2 тоже не подойдет.


— Хорошо. А если у человека при помощи специальных текстов подтверждена частичная лактазная недостаточность, может ли он употреблять молоко А2, в котором содержится лактоза?


Думаю, в данном вопросе необходимо провести собственное исследование. Это единственное, что мы можем сказать. Поэтому, когда люди говорят мне, что у них лактазная недостаточность, я советую попробовать немного молока А2: если появится негативная реакция, то она, очевидно, будет несущественной, а если ее не будет, то в перспективе молоко А2 сможет вернуть в рацион любимые молочные продукты. И многие возвращаются ко мне и говорят, что молоко А2 им подошло.


Дело может быть в том, что у таких пациентов ощущается дискомфорт в ЖКТ из-за брожения лактозы. Разумеется, в этом случае гораздо лучше, чтобы продукт быстрее проходил через ЖКТ. И здесь важно отметить, что молоко А2 проходит через ЖКТ на 5-6 часов быстрее, чем обычное молоко, поэтому даже при наличии лактозы в своем составе оно может существенно снизить привычный дискомфорт.


— Кит, последний вопрос будет касаться технологии ультрапастеризации. К сожалению, в России многие до сих пор думают, что если молоко хранится 6 месяцев, то оно  не может быть натуральным и полезным. Какое отношение к этому виду термической обработки молока наблюдается в Европе? Мы слышали, что Институт пищевых технологий США и вовсе признал ультрапастеризацию «самым важным достижением пищевой промышленности ХХ века», хотя в России она до сих пор воспринимается как нечто плохое и неправильное.


В последние годы технология ультрапастеризации сильно улучшилась. Но в некоторых странах (например, России и Новой Зеландии) мы просто привыкли пить молоко с коротким сроком годности. Однако в таких странах, как Китай и Испания, почти все молоко является ультрапастеризованным (кроме того, ультрапастеризованного молока сейчас много в Германии и Франции). Дело в том, что сейчас достигнута очень хорошая технология обработки.


Даже я недавно, когда в Новой Зеландии были проблемы с поставками молока А2, решил: лучше буду пить ультрапастеризованное молоко А2, чем стану покупать молоко короткого срока хранения с бета-казеином А1. И сегодня в России я бы сделал тот же выбор.


Примечания:


Для удобства чтения некоторые ответы, относящиеся к одной теме, в расшифровке были объединены — это было сделано с разрешения собеседника.


Кроме того, во многих разделах нашего сайта можно обнаружить переведенные фрагменты беседы, закадровый текст к которым выступает не дословным переводом, а концентратом тезисов Вудфорда, высказанных ученым в ходе интервью (текст для каждого фрагмента был специально утвержден Китом, поэтому публикация производилась с письменного согласия профессора).


Заказать звонок
Задать вопрос
Назад к статьям
Купить молоко А2

Похожие статьи:

Почему молоко А2 ADVALAC так долго хранится?
Почему молоко А2 ADVALAC так долго хранится?
Отзыв Президента АНО «Центр инклюзивного развития “Включи”» (г. Сочи) о молоке А2 ADVALAC!
Отзыв Президента АНО «Центр инклюзивного развития “Включи”» (г. Сочи) о молоке А2 ADVALAC!